пятница, 13 апреля 2012 г.

Кластерная оборона промышленности (автор Вадим ЗАЗИМКО, генеральный директор «Агентства инвестиционного консультирования», руководитель рабочей группы по реализации кластерного проекта производства ОЯЭМБ)

Газета "Красная звезда" (13.04.2012), автор Вадим ЗАЗИМКО, генеральный директор 
«Агентства инвестиционного консультирования», руководитель рабочей группы по реализации кластерного
проекта производства ОЯЭМБ.

Современные Вооружённые Силы – это не только новейшие системы оружия и высокопрофессиональные воины, но и системно эффективный оборонно-промышленный комплекс (ОПК). Не зря недавно созданное движение в поддержку армии, флота и ОПК получает такую массовую поддержку. И об этом говорил вице-премьер Правительства РФ Дмитрий Рогозин: «...Мы не можем позволить иметь неэффективную оборонную промышленность, которая не гарантирует стране стабильность, суверенитет и достойное благосостояние граждан». Вопросы повышения обороноспособности тревожат и Президента РФ Дмитрия Медведева: «...Наша военная мощь, способность оперативно реагировать на угрозы должны быть такими, чтобы ни у кого в мире не появилось желания испытать их на прочность».

Прошлое и настоящее

К концу 1980-х годов ОПК занимал господствующее место в экономике СССР. Предприятия отрасли производили 20–25 процентов валового национального продукта. На долю оборонных производств приходилось более 12 процентов основного капитала промышленности, а в машиностроении они давали от 62 до 80 процентов совокупного объёма производства. Общее число только основных предприятий ОПК превышало 3 тысячи. Кроме того, их деятельность обеспечивалась поставками продукции с более чем 10 тысяч предприятий-смежников.


На военные нужды расходовалась и преобладающая часть интеллектуального потенциала страны. В 1988 году на нужды военных разработок тратилось почти 3/4 всей суммы средств, выделяемых в бюджет на НИОКР. Общая численность персонала оборонных НИИ и КБ превышала 1,8 млн. человек, что превратило военную сферу в крупнейшую область приложения интеллектуального труда.
Однако последующее резкое снижение доли расходов на национальную оборону от ВВП (в 1992 г. она составила 5,6 процента; в 1996 г. – 2,8 процента; в 1999 г. – 2,34 процента) привело к потере некоторых наукоёмких технологий, высокотехнологического оборудования, высококвалифицированного научного, инженерно-технического и рабочего потенциала, что способствовало снижению международного престижа России и воспринималось как одно из проявлений её слабости.
Основными причинами такого положения дел в ОПК были низкие мировые цены на энергоносители, а также слабая диверсификация предприятий оборонной промышленности. Разработанная в конце 1980-х программа конверсии предприятий ОПК была реализована лишь частично.


Вполне очевидно, что «сырьевая» модель развития экономики России привела к частичной деиндустриализации страны.
«Технологическая» модель модернизации промышленности востребована в современной России почти так же, как была она востребована в Советской России в 1920-е годы, когда молодая республика стояла перед лицом вторжения извне. Это значит, что высокотехнологичный ОПК, нацеленный на перспективное развитие российской «технологической» экономики, – насущная необходимость.
Дмитрий РОГОЗИН: «Для того чтобы Россия из поставщика ресурсов превратилась в экономического лидера и экспортёра инновационных технологий, способного постоять за себя в условиях глобальной конкуренции, нам необходима обновлённая, высокотехнологичная и интеллектуальная оборонно-промышленная отрасль».
После существенных преобразований в российском ОПК и необходимости выживания в сложных условиях открытого рынка без госзаказа частично заработала система конверсии, что позволило многим предприятиям удержаться на плаву путём выпуска гражданской продукции. Однако малые объёмы государственного оборонного заказа, производство узкого спектра продукции рядом предприятий не позволило пережить эти сложные времена без потерь.
На данный момент российский ОПК испытывает ряд трудностей, связанных, прежде всего, с экономическими и организационными пробелами. Механизмы субконтракции, активно и успешно применявшиеся в советском ОПК, частично нарушены, так что создание длинных технологических цепочек, необходимых для производства сложной техники, затруднено.
Дополнительно ОПК испытывает трудности и с внедрением инноваций. Расходы на НИОКР в России составляют 1 процент от ВВП (0,6 процента – ОПК, 0,4 процента – гражданская тематика), в развитых странах, государствах БРИКС эти затраты колеблются в пределах 2-3 процентов от ВВП. Очевидно, что именно с этим связана покупка необходимых оборонных технологий: вертолётоносцев «Мистраль», немецкой брони Rheinmetall, итальянских бронемашин Lynx.

Перспективы, задачи, государственно-частное партнёрство

Принятие новой государственной программы вооружений (ГПВ-2020), обеспеченной существенными для современной России объёмами финансирования в размере 23 трлн. рублей, должно кардинальным образом поменять ситуацию в секторе ОПК. Следует отметить, что почти 3 млрд. рублей планируется направить на модернизацию предприятий ОПК.
Стране нужен интегрированный в рыночную экономику и диверсифицированный оборонно-промышленный комплекс, предприятия которого будут восприимчивы к высоким технологиям и стимулировать развитие отечественного научно-технического потенциала. Комплекс, способный существовать в системе развитых кооперационных связей, в том числе в рамках международного сотрудничества со странами ближнего и дальнего зарубежья. Компактный, эффективный, способный удовлетворить потребности оборонной безопасности России.
Задачи по модернизации предприятий ОПК лежат не только в плоскости переоборудования этих предприятий и обновления кадрового ресурса, хотя решение подобных проблем для ряда предприятий является приоритетным. Весьма существенными задачами являются: последующая диверсификация предприятий отрасли, восстановление системы субконтрактинга путём выявления слабых звеньев в длинной цепочке производства продукции и их восстановления, повышение прозрачности предприятий отрасли в части справедливого распределения прибыли между контрагентами, и, как следствие, привлечение частных инвестиций в сектор. Эти задачи лежат в смежных отраслях промышленности, между военной и гражданской областями этих отраслей. Эффективность развития ОПК во многом зависит от умелого применения современных экономических и управленческих методов.
При решении задач восстановления механизмов субконтракции не стоит оставлять без внимания гражданский сектор промышленности, представленный малым и средним бизнесом. Вовлекая в выполнение гособоронзаказа такие предприятия, в короткие сроки можно решить накопившиеся кадровые проблемы, проблемы управления, а также освободить крупные промышленные предприятия от выпуска не свойственной им продукции. Частная инициатива в этом случае поможет удешевить производство, а значит, наиболее эффективно израсходовать государственные средства. Однако основные «центры формирования прибыли» не должны быть выведены из-под контроля предприятия.
Премьер-министр России Владимир ПУТИН: «Развитие ОПК только силами государства неэффективно уже сейчас, а в среднесрочной перспективе – экономически невозможно. Важно продвигать государственно-частное партнёрство в оборонной промышленности, в том числе упрощая процедуры создания новых оборонных производств».



Кластерный механизм

Эффективными в этом случае могут оказаться методы и механизмы кластерного подхода с применением преференций особых экономических зон технико-внедренческого и промышленно-производственного типов, который был не без успеха реализован и в советском ОПК.
Считается, что кластеризация в общем виде определяется как процесс кооперации вокруг определённой функциональной ниши и установления тесных взаимосвязей и рабочих альянсов для усиления их коллективной конкурентоспособности.
Структуру отечественного ОПК можно упрощённо разделить на три части: НИИ, их задача – теоретические разработки; КБ, создающие прототипы (опытные образцы) оружия; испытательные лаборатории и полигоны, где происходит, во-первых, доводка опытных образцов в реальных условиях, а во-вторых, испытание оружия, только вышедшего из заводских стен; производственные предприятия, где осуществляется массовый выпуск оружия.
Каждый из этих структурных элементов может включать несколько самостоятельных предприятий, принадлежащих разным управляющим структурам. В этих условиях восстановленная в её советском варианте система программно-целевого планирования вооружения и военной техники (СПЦП ВВТ) не сможет обеспечивать решения главной задачи – сокращения длительности цикла исследования – производство – сбыт (И-П-С) при приемлемых затратах.
Дело в том, что сколько-нибудь значительное сокращение длительности цикла И-П-С может быть достигнуто только в условиях частично параллельного осуществления отдельных его стадий. Это, в свою очередь, ведёт к возрастанию затрат на производство. В традиционных же коммерческих отношениях независимых контрагентов отсутствуют механизмы адекватной компенсации получившемуся перерасходу в силу его объективной неопределимости на стадии заключения договора. В советской системе в условиях единого собственника эта проблема легко преодолевалась государственным регулированием участия всех исполнителей проекта в конечном выгодоприобретении.
Под кластером в данном случае понимается в большей или меньшей степени территориально-локализованная общность предприятий, обеспечивающих выпуск продукции для удовлетворения определённой потребности. Это самый распространённый путь формирования кластера.
Существует и другой путь. Для удовлетворения народно-хозяйственной потребности в какой-либо сложной, наукоёмкой продукции создаётся предприятие, которое под влиянием целенаправленных капиталовложений и управления постепенно обрастает предприятиями-спутниками, обеспечивающими его полуфабрикатами, комплектующими изделиями, специальными услугами и т.д. Все они и образуют кластер. При этом предприятия-спутники могут создаваться самим головным предприятием, так и вследствие взаимодействия независимых субъектов хозяйствования.
Развитие отечественных производственных комплексов может идти по следующему пути:
– финансирование реконструкции и технического перевооружения головных предприятий (ядра) кластера с участием государства на возмездной основе;
– финансирование реконструкции и технического перевооружения основных субподрядчиков, в том числе с участием государства через головное предприятие (ядро кластера);
– формирование сетевой системы управления кластером.

Кластер формируется как единая открытая производственно-хозяйственная, саморазвивающаяся и самоуправляющаяся система. При этом развитие её предполагается одновременно по трём основным направлениям.
В направлении планомерного возрастания разнообразия номенклатуры производства кластера; путём вовлечения в кластер всё большего числа участников как производителей, так и инвесторов; углублением специализации производства участников и, соответственно, возрастания связей по кооперации между ними.
Всё это становится возможным благодаря сетевой децентрализованной системе управления кластером, в основе которой лежит согласование интересов главных выгодоприобретателей от деятельности кластера.
Организация ядра кластера может принимать сложные юридические формы в зависимости от состава и специализации предприятий, входящих в него, но при этом может состоять из одной или нескольких организаций. Важно отметить, что в ядро кластера могут входить и предприятия частных форм собственности, что предусматривает использование механизмов государственно-частного партнёрства. Для страт (смотри схему) важным является взаимозависимость с ядром кластера, уникальность выпускаемой продукции. Так, для страты первого уровня характерна высокая степень зависимости, возможно даже долевое участие ядра кластера в этих фирмах; предприятия страты третьего уровня должны выдерживать конкуренцию, так как могут быть заменены.
Система управления кластером постепенно вырастает из чисто договорных отношений под влиянием всё большей гармонизации интересов участников кластера и повышения экономической эффективности совместной деятельности. В частности, применение кластерного подхода позволит решить вопрос прозрачности и как следствие приведёт к справедливому пропорциональному распределению прибыли в соответствии с производственным вкладом.
Необходимо отметить, что при реализации сотрудничества, используя методы кластеризации и те государственные преференции, которые предусмотрены действующим законодательством в отношении особых экономических зон, важнейшей задачей становится организация контроля над информационными, материальными и финансовыми потоками. Показательным в связи с этим является пример армии США, использующей информационную систему типа ERP (интегрированная система на базе ИТ для управления ресурсами предприятия) для производства и технического обслуживания во всех арсеналах, хранилищах и заводах по производству вооружений.
Крупные развитые страны дают много примеров, высвечивающих социально-политическое и экономическое значение кластеров.

Заключение

Применение инструментов и методов кластерного подхода позволит значительно сократить непроизводственные издержки предприятий ОПК, повысит прозрачность информационных, финансовых и материальных потоков, обеспечит наиболее полное использование трудовых и интеллектуальных ресурсов на основе частных инициатив. Стоит добавить, что кластер – это наиболее гибкая и приспосабливающаяся организационная структура, позволяющая значительно диверсифицировать производственные мощности предприятий ОПК. По экспертным оценкам, полученным в ходе выполнения работ по кластеру объектов с ядерными энергоустановками морского базирования (ОЯЭМБ), экономическая эффективность сокращения транзакционных издержек достигает 10–15 процентов от стоимости сложной инновационной техники. Подобная экономия в сочетании с поддержкой малого и среднего бизнеса в производственной и научно-изыскательской сферах может оказать существенную поддержку при реализации государственной программы вооружений.
Уверен, что при последовательной государственной политике и поддержке потенциал кластерного подхода принесёт существенный экономический эффект в высокотехнологичные отрасли российской оборонной промышленности.




Газета "Красная звезда" (13/04/2012)



Комментариев нет:

Отправить комментарий